Легендарные предания историческая действительность

Мусульманские версии сказания о легендарном Огуз-хане, несмотря на содержащийся в них фантастический вымысел, все же сохранили воспоминания о далеких событиях поры образования государства сырдарьинских ябгу. Весьма примечательна довольно ощутимая связь этих преданий с огузской легендой, зафиксированной в труде Ибн ал-Факиха. Это свидетельствует о древнем происхождении основной сюжетной линии средневековых преданий о возникновении огузской державы в Средней Азии.

Более поздние "исламизированные" версии рассматриваемых сказаний, кроме того, позволяют конкретизировать общий ареал событий эпохи образования этого государства. Действия разворачиваются, как мы видим, на довольно обширной территории, начиная от Семиречья и кончая Нижним Поволжьем. Обращает на себя внимание, что огузы во главе с их легендарным вождем передвигаются из Джетысу в низовья Сыр-Дарьи, где возникает их столица город Янгикент.

Сопоставление различных версий исследуемых легенд позволяет думать, что в них отразились важные события истории политической консолидации огузов в VIII—IX вв. В пользу этого мнения, прежде всего, говорит цикл сказаний о "дождевом" камне. Рассказ Ибн ал-Факиха основан, как говорилось, на показании Балкика ибн Джабуйи, являвшегося современником Нуха ибн Асада (892—907). Легендарное повествование о деде и отце этого огузского царевича относится, следовательно, к более раннему периоду. Известие Гардизи заимствовано из сочинений Ибн ал-Мукаффы, Ибн Хордадбеха и других средневековых авторов. Становится очевидным, что эти сведения восходят к источникам VIII—IX вв. Между тем в эту пору наблюдается ожесточенная борьба за власть между вождями крупных племенных группировок тюрок Центральной и Средней Азии.

С падением Западно-тюркского каганата в 742 г. политическую гегемонию в степях Монголии, как известно, захватила аристократия басмилов, уйгуров и карлуков. Вождь басмилов присвоил себе высший древнетюркский титул кагана. Предводитель уйгуров и глава карлуков получили звание ябгу. В 744 г. басмилы подверглись разгрому со стороны объединенных сил уйгуров и карлуков. Глава уйгурских племен стал верховным каганом, а вождь карлуков сохранил титул ябгу. Спустя несколько лет (в 766 г.) карлуки завоевали Джетысу (716, с. 307—401).

В развернувшихся бурных событиях, очевидно, приняли участие и огузские племена Средней Азии. Основная масса огузов скорее всего обитала в эту пору на территории нынешнего Семиречья (66, с. 35). В ряде версий легенды о "дождевом" камне говорится, что предки огузов жили на Иссык-Куле (782, с. 3, 4; 212, с. 39, 81). На это указывают и туркменские исторические предания (212, с. 57). Достойно внимания и то обстоятельство, что в исследуемых рассказах первородина Огуз-хана помещается в Таласе (351; 378, 672).

Между огузскими и карлукскими предводителями, судя по варианту Гардизи, началось соперничество за власть. Перипетии этой борьбы, переросшей в открытые столкновения, не совсем ясны. В "Муджмал ат-таварих" сообщается о расселении орды Гуза ибн Мансака, легендарного предка огузов, на побережье Булгара. Можно предположить, что в ходе борьбы с карлуками и токуз-гузами значительная часть огузов продвинулась дальше, в западные области Средней Азии. Обращает на себя внимание, что Ибн ал-Асир, ссылаясь на анонимную летопись Хорасана {В. Бартольд полагал, что Ибн ал-Асир использовал не дошедший до нас труд Ибн Фундука "Машариб ат-таджариб" (59, с. 48)}, рассказывает о прибытии огузов из "местностей (страны) токуз-гузов" в Мавераннахр (165, X, с. 86) в правление халифа Махди (775—785). Поселившись здесь, огузы вскоре, по его словам, оказали активную поддержку Муканне {В этом отношении интересно также свидетельство Нершахи, который пишет, что Муканна обратился за помощью к тюркам, и те не замедлили отозваться на его призыв (556, с. 32 и след.)}. Очевидно, эти огузские племена затем проникли в Приаралье и нижнее течение реки Сыр-Дарьи. В IX в. огузы упоминаются на границах владений тахиридов. Балазури сообщает, что Абдаллах ибн Тахир (828—844) — правитель Хорасана — послал своего сына Тахира в набег на страну огузов {В подлиннике арабского текста, изданного де Гуе, в данном месте отсутствуют диакритические знаки. Поэтому некоторые комментаторы считают это известие Балазури весьма неопределенным. Высказывается также мнение о том, что поход Тахира ибн Абдаллаха был совершен не против огузов, а в область Гур, в нынешнем Афганистане (66, с. 561; 256, с. 78). Однако при этом не учитывается египетское издание текста Балазури, где в рассматриваемом месте прямо говорится о походе Тахира ибн Абдаллаха в страну огузов (5, с. 320)}, и он завоевал места, до которых "не доходил никто до него" (265, с. 78). В. В. Бартольд полагает, что Тахир ибн Абдаллах совершил поход против огузов, кочевавших на западе современного Туркменистана (66, с. 561). В пользу этого мнения говорит тот факт, что в рассматриваемую пору шло интенсивное строительство оборонительных сооружений на северо-западных границах Хорасана. Абдаллах ибн Тахир воздвиг в Дехистане и Фераве несколько сильно укрепленных рабатов (477). Очевидно, поход Тахира ибн Абдаллаха был вызван угрозой вторжения огузов в северо-западные пограничные области Хорасана. В эту пору огузские вожди захватили уже политическую гегемонию в степях Приаралья. Границы огузских владений в конце IX в. простирались до течения реки Урал (398, с. 139).

 

Комментарии (0)

Пока пусто

© Copyright 2013. VostLib.ru "Восточная библиотека"